+7 (343) 271-66-75

Мода на все с приставкой «эко» породила много вранья. Бизнесмены замяли это, чтобы не обанкротиться

Мода на все с приставкой «эко» заставила горожан сортировать мусор и отказаться от пластиковых стаканов. Бары заводят бамбуковые трубочки для коктейлей, рестораны сдают стекло, дизайнеры шьют эко-сумки и выходят в тираж. Все разом стали эко-френдли, но так ли это на самом деле и как работает мода на экологичность.

Безусловно, есть люди, которые мыслят рационально, задумываются о том, как минимизировать негативное влияние на окружающую среду, начинают с себя, а потом прививают знания родственникам и друзьям. Но есть и другая категория, которая просто слепо следует моде, например, покупает стаканы через интернет за 100 рублей с пометкой «эко», не задумываясь, что производители могут написать, что угодно. С одной стороны, это может быть гринвошинг (пиар на теме экологичности, а не реальные действия — прим.ред.), а может быть просто незнание, потому что человек не до конца разобрался в вопросах экологии.

«Мне рассказывали про девушку-блогера, которая сделала пост о том, что решила стать эко-ответственной и выбросила из дома весь пластик, скупив вместо него деревянные и хлопковые вещи. Теперь она хейтерит всех, кто не поступает также, но это в корне неверная позиция, — рассказывает „Моментам“ экоблогер Анна Кинева. — По факту девушка не отдала пластик на переработку, а именно выбросила, нагрузив тем самым мусорный бак, а ведь могла использовать какие-то вещи долгое время, пока они не выйдут из строя и затем сдать по назначению. Сложно сказать, гринвошинг ли это и зарабатывает ли девушка „зелеными“ постами лайки. Это можно понять по другим ее эко-постам».

А что касается преимуществ хлопка, он действительно позиционируется, как натуральный материал, но у него есть свои весомые недостатки, например, при орошении хлопковых полей могут иссушать реки и моря.

Можно, например, купить кожаную куртку в секонд-хенде, осознавая, что она используется повторно и долго прослужит, и это лучше, чем приобрести вещь из кожзама в H& M, думая, что через год сдашь ее на переработку. Но надо помнить, отмечает Анна Кинева, что этот бренд не принимает изделия из кожи.

Выпускница УрФУ Ирина, не так давно переехавшая в Санкт-Петербург, рассказывает, что вынуждена ставить в квартире несколько пакетов под мусор для ее новых друзей.

«Сама я складываю все в один пакет, но если кто-то из местных приходит в гости, а чтобы вы понимали, в Питере все помешаны на этой теме, нужно показать, что ты эко-френдли, иначе заклюют», — делится с «Моментами» Ирина.

Оказывается, у многих эко-активистов двойные стандарты. Кто-то, например, говорит, что не будет пить коровье молоко, потому что оно предназначено не для людей, а для телят, но при этом с удовольствием уплетает пасту со сливочным соусом в ресторане.

«Одна моя знакомая искала себе соседку, которая бы разделяла ее позицию и сортировала мусор в квартире. Но когда мы однажды готовили ужин, я видел, как она сбрасывает все отходы в один пакет. Уточнил, а где же сортировка, на что получил ответ: „Я потом из общего раскладываю по пакетам“. Я тогда подумал, что это странный подход и вообще усомнился в ее затее», — рассказывает «Моментам» студент одного из колледжей города Иван.

Маркетологи говорят, что когда-то в моде было слово «импортное» или «заграничное». Поставь на вещь «произведено в Чехословакии» и этого достаточно, чтобы ее купили. У поколения X пошла мода на все с приставкой VIP, а представители следующего поколения Y и Z оказались падки до приставки «эко».

«Смешно сортировать мусор, если потом он все равно отправляется в один контейнер и свозится на полигон, ведь у нас в регионе нет мусороперерабатывающего завода. Лучше бы боролись за его строительство, — рассуждает одна из героинь светской хроники, попросившая не указывать ее имени. — Для кого-то приставка „эко“ действительно не несет никакой смысловой нагрузки, это как с модой на ЗОЖ, когда сегодня девушка выкладывает фото со смузи в Instagram, а вечером вся тусовка наблюдает, как она напивается в клубе в компании подруг».

В тусовке рассказывают, что уральцам в Европе приходится отказываются от меха. IT-специалист Евгений (имя изменено) вспоминает, как в магазине Берлина его друзей не стали обслуживать, потому что на одной из девушек была шапка с меховым помпоном.

«Я знаю людей из Англии, которые накупили шуб в Екатеринбурге, но не могут их носить в Лондоне, потому что это считается плохим тоном», — рассказывает одна из светских дам, попросившая не упоминать ее имени.

На поводу у эко-френдли сегодня идет бизнес. Исследования доказывают, что бренды, которые несут социальную ответственность перед обществом, вызывают у потребителей больше симпатии и доверия.

«Иногда это делается искренне, иногда это только PR компании или ее руководителя. Все зависит от того насколько осознанно компания относится к тому, что говорит и делает. У нас это пока редкость, — рассказывает „Моментам“ маркетолог Наталья Куклина. — Если бренд хочет вызвать симпатию и доверие потребителей, подобная акция не должна быть разовой. Это должно стать ее ответственностью и одним из смыслов существования».

Для новых компаний, появляющихся на западном рынке, заявлять о своей социальной ответственности, становится правилом хорошего тона и поощряется государством, но в России на это идут единицы, говорит, маркетолог, ведь эко-тема в нашей стране — это больше волеизъявление народа, а не политика государства, как за рубежом.

Источник